мой ЖЖ          связаться - ПИСАТЕЛЬ В ЖАНРЕ ФАНТАСТИЧЕСКОГО ДЕТЕКТИВА -
АЛЕКСАНДР ЛОНС

Компьютерный Вальс

Компьютерный Вальс

Объяснительная записка

Данный текст обязан своим появлением на свет, в общем-то, случаю. Наша компания сидела и праздновала некий юбилей. Постепенно, несмотря на небольшое количество напитков, разговор пошел о современной печатной продукции вообще и литературе в частности. Оказалось, что, несмотря на разные вкусы, многие читали произведения современных авторов российских триллеров, "детективов" и книжек про бандитов. Я вылез, и заявил, что кое-что из упомянутого вообще не литература, подобное написать может практически любой более-менее образованный человек, главное - иметь наглость и нужные знакомства для публикации. Мне возразили. Особенно возмутились наши дамы. Они сразу заявили, что не мне судить о литературных талантах того или иного автора, поскольку я сам не написал за свою жизнь ни одной строчки. И действительно, последнее время я сочинял только инструкции и технические руководства. Однако высказывание меня задело (сказалось принятое спиртное). Я тут взял и ляпнул, что вполне могу сочинить повесть, если только будет какой-то стимул к данному подвигу. Стимул немедленно отыскался. Было заключено пари, что я, в течение двух месяцев, пишу текст, а назначенный тут же арбитр - доброволец берёт на себя неблагодарный труд определить качество моего творения. Контрольной суммой было определено сто долларов США (в рублёвом эквиваленте) или пьянка на означенную сумму. В случае победы, я получал эти деньги наличными. Ничего публиковать не требовалось, главное - распечатать рукопись и придать ей удобный для чтения вид. Вот собственно и всё. Через два месяца текст был готов. Что получилось - судить читателю.

В заключение хотелось бы высказать ряд благодарностей. Прежде всего, моей жене. Она первая прочитала этот опус и сделала серию бесценных критических замечаний и поправок. Моему сыну, который хоть и не прочитал из данного материала ни одной строчки, но по ходу моей работы всячески поносил и высмеивал моё творение, чем давал дополнительный стимул к работе. Моим родственникам, которые, прочтя мою "нетленку", дали несколько советов и рекомендаций, а также высказали ряд тёплых слов по моему адресу. И, наконец, моим друзьям, благодаря которым всё, собственно, и произошло.

С уважением, Автор.

Фрагмент книги

Фантастический детектив в сослагательном наклонении

Часть первая
Взгляд со стороны

1

Двадцатого октября, в одном из ночных клубов Москвы разговаривали двое сравнительно молодых людей. Тот, который попал в беду, сидел перед бутылкой «Мартини» и жаловался своему давнему знакомому — однокласс-нику. Хотя оба парня были ровесниками — им было по тридцать три года, выглядели они совершенно по-разному. Первый — уже начавший лысеть и толстеть, с одутловатым лицом, и короткими, «под ежик», светлыми редеющими волосами, успел уже порядочно нагрузиться. Второй — подтянутый брюнет, с густой, аккуратно подстриженной шевелюрой, слегка смугловатым лицом немного восточного типа, казалось, иронизировал над своим собеседником, хотя на словах сохранял полную серьезность и даже проявлял участие. На вид он был совершенно трезв. Его внимательные ка-рие глаза следили за бегающим взглядом водянистых глаз приятеля. Попробуем передать их разговор в несколько адаптированном виде, дабы не смущать читателя и не утратить нить.
— …понимаешь, Лёха, у меня вся работа застряла, — обильно матерясь, ныл первый, — файлы пропадают, и все. Причем самые важные. Этот подлый компьютер сам их, б…ь, стирает. А там вся моя бухгалтерия, все заказы, прайсы ну все, понимаешь? Я же не могу все держать в офисе, там только «белая» бухгалтерия, на случай аудита… ну, ты знаешь…
— Комп сам стирать информацию не может.
— Может. Я точно видел. Был файл — и нет. И так много раз. Работаешь, работаешь, сохранишь! Выклю-чишь, назавтра включишь, а там уже и нет вчерашнего! Как не было!
— А кто кроме тебя имеет доступ к твоему компу? — с ленцой спросил Лёха.
— Да ни одна душа, ты чё? Ну жена играет, иногда сын. А так — никто.
— Они не могли случайно…
— И не думай, с этим у меня строго. Я даже своего пароля им не даю. У них отдельный вход. А у сына во-обще свой комп, зачем ему ко мне лезть?
— Ты же говорил…
— Ну, был момент. Этот лопух чего-то там у себя пережег, и упросил меня пустить. Дай поиграть, дай по-играть! Ну, я его и пустил. Он вообще ничего не трогал, только свои игры гонял. Пока ему собственный комп не починили.
— Что за игры?
— Не знаю. Там разные монстры, крутые ребята, кто-то за кем-то бегает, сплошные вопли, бахи, бухи. В об-щем —  х..я всякая. На дисках они.
— Слушай, Серега, а ты копии делал?
— А зачем мне эта хренотень сдалась? Я уже вышел из пионерского возраста.
— Да нет, твоих рабочих файлов.
— А я и не понял, наверное, хватит уже, — Серега задумчиво посмотрел на почти пустую бутылку, — за-чем мне копии? Вдруг дискету потеряю? Или попадет не туда? Не в те руки? Все и так в двух экземплярах — на компе и на нотнике. Я больше нотник люблю, но комп удобнее. Хотя нотник — круче, да и с собой можно тас-кать. Сунул в кейс и всё. А он, сука, тоже сам файлы стал стирать. Нотник, конечно, не кейс…
— Восстанавливать не пробовал?
Собеседники не виделись давно. Собственно, они практически не встречались после окончания школы. Лёха сразу поступил в технический ВУЗ, но в ту пору всех студентов брали в армию, и ему пришлось оттру-бить два года в стройбате. После дембеля он не стал вос-станавливаться на прежнем месте, а поступил через «рабфак» в МГУ, все там закончил, и теперь числился младшим научным сотрудником в одном из академиче-ских институтов Москвы. Правда, той зарплаты не хва-тало даже на проезд до места работы, поэтому работал (вернее — зарабатывал) он, трудясь фитодизайнером: оформлял офисы и интерьеры фирм, квартиры и заго-родные дома «новых русских». Делал зимние сады, аль-пийские горки из «карельских» валунов, фонтаны и де-коративные водоемы. К этому моменту он был уже фак-тическим директором фирмы. Крутился, как мог, выби-вал заказы, устраивал экспозиции на выставках, старался сэкономить и заработать на всем. Валуны, привезенные якобы из Карелии, на самом деле привозились с подмос-ковного карьера, а некоторые «экзотические» растения он выращивал сам. Зарабатывал он, по современным мо-сковским меркам, не так уж и много. Его хозяин был прижимист. Средств не хватало, всевозможные смежные услуги и контракты требовали массу расходов. Тем не менее, все это позволяло ему содержать жену, малень-кую дочку, иметь две машины, дом под Москвой, и не думать о таких досадных мелочах, как карманные день-ги. Он даже умел хитрым образом совмещать бизнес с занятием академической наукой, и в свое время был ас-пирантом фонда Сороса, победителем какого-то конкур-са года, и получил грант РФФИ. Он писал научные ста-тьи и постепенно кропал диссертацию. Правда, времени на научную работу оставалось все меньше и меньше. Тридцать три года — и все еще не кандидат наук — ин-ститутское начальство смотрело боком, но терпело, по-скольку многие другие сотрудники делали и того мень-ше. К тому же Лёха владел немаловажным талантом — он был лёгок в общении, свободно находил контакты с самыми разными людьми и мог быть, что называется, «своим парнем» в любой компании. Держался он всегда уверенно, по-деловому, что в сочетании с личным обая-нием и приятной внешностью производило надлежащий эффект на других людей. В плотских удовольствиях он себе старался не отказывать, и прекрасно разбирался в тонкостях и особенностях московской ночной жизни.
Серега же, от армии откосил. При помощи «предков» и их знакомых врачей, выправил себе какую-то хрониче-скую болезнь, от которой, по логике вещей, давным-давно должен был отдать концы и отправиться в лучший мир, туда, где файлы из компьютеров не пропадают. Од-нако он получил твердую статью в военном билете, и полное снятие с воинского учета. После школы, через несколько лет свободного полета, он поступил в «Плеш-ку» и с той поры, по сей день, занимался разными фор-мами бизнеса. Начинал он, как многие — сборкой и продажей персональных компьютеров. Набрал несколь-ко молодых ребят, умеющих крутить отверткой, и уже в Москве монтировал и продавал: у кого-нибудь дома, из деталей собирались системные блоки, добавлялись мо-ниторы и клавиатуры, а потом готовые уже «компы» сбывались за очень неплохие деньги. Комплектующие к персоналкам он получал из-за границы, контрабандно, через своих знакомых. Первоначально навар составлял двести- триста процентов, но очень скоро конкуренция сделала этот бизнес малорентабельным, а потом и про-сто невыгодным. Компьютерщики разбрелись кто куда, и связь с ними была утрачена. Серега перепробовал еще несколько дел, и, в конце концов, занялся тем, что при советской власти называли спекуляцией, а теперь — маркетингом. Нынешнее занятие его фирмы состояло в простой перепродаже всякого ширпотребного барахла — от женских трусов до китайской офисной техники.
Именно благодаря этой самой технике, старые зна-комые и встретились. Лёха оформлял очередной офис, а Сергей поставлял для этого же офиса оборудование. В школе они не очень-то дружили — каждый считал дру-гого дураком и пижоном, но тут разговорились, даже выкроили время посидеть в одном из ночных клубов, где у Лёхи был знакомый метрдотель. Втайне оба надеялись чего-нибудь поиметь от восстановленного знакомства.



2

Небольшой, слабо освещенный зал клуба был почти полон. Свободных мест за небольшими, двух— трехме-стными столиками практически не было. На маленькой, но ярко подсвеченной сцене, тощий тип с лицом хрони-ческого алкоголика, хриплым надтреснутым голосом исполнял блатную песню. У стойки бара несколько ярко одетых проституток шарили глазами по залу, в поисках подходящих клиентов. Пару раз взгляд каждой из них оценивающе задерживался на наших приятелях, но, по каким-то причинам, компания не казалась им достаточно перспективной.
— Восстанавливать не пробовал?
— Первое что. Корзина пустая, Эн-Ю — ничего, только всякую дрянь показывает.
— А ты обращался к профессионалам?
— К профессионалам? Ты о чем?
— Ну, к какому-нибудь компьютерному спецу, что-бы восстановил стертое.
— Да, но тут полная х…я получилась.
— Чего, совсем загубили?
— Нет, все по-дурацки как-то вышло. Вернее не вы-шло ничего.
— А подробнее можно? — заинтересовался Лёха.
— Чего подробнее?
— Ну, как и чего, они с твоими компьютерами дела-ли?
— X.. их знает, чего они там делали, только ничем все кончилось. Ты Ваську Барышева помнишь? Он Бау-манский кончал, как раз по этим самым компьютерам и специализировался. Ну, я ему в первую очередь и позво-нил. Как-никак в школе одних и тех же баб трахали… Да. Ну, он вначале покочевряжился, а потом заломил сто баксов. Сошлись на пятидесяти. Взялся он, выслушал меня, нет, говорит, к тебе не поеду, надо в мастерской смотреть, там у него, видишь ли, тестеры, стенды и про-чая мутотень. Ну, отвез я ему все на работу. Он при ка-ком-то банке, программистом работал. А через день или два он звонит и велит забирать. Я обрадовался — все, говорю, готово? Сделал? А он как-то странно так отве-чает, увидишь мол, приезжай, только завтра, после шес-ти. Приезжаю я после шести, говорю охранникам, что иду к Василию, а они ржут. Туда — сюда, ничего понять не могу. Вызывают какого-то хмыря в синем халате, тот смотрит мою ксиву, да, говорит, все верно, Василий просил именно ему два компьютера вернуть, даже про-пуск на вынос оставил, и номера указал. А в чем, гово-рю, дело-то? А дело в том, что Василий уже уволился и в настоящий момент летит с женой и всем семейством на родину предков.
Тем временем номер сменился. Хриплый испитый мужик пропал, и на эстраде появилась высокая изящная брюнетка в черном блестящем бальном платье до полу, и длинными, ниспадающими до талии угольно–черными волосами. Прическу держал сверкающий серебристый обруч. Красивым, глубоким голосом, она в ритме вальса, запела старинный романс.
— На родину предков? Погоди, он же русский вроде.
— X.. его знает, может и русский, но жена у него — точно из этих. Он даже фамилию сменил, взял по жене.
— Это тебе в том банке сказали?
— Где же еще? Теперь его зовут Вася Шапиро.
— Редкая фамилия. А зачем он вообще-то взялся, ес-ли уже на чемоданах сидел?
— Ну, хотел, наверное, лишний полтинник на халяву скрысятничать. Ихние привычки пробрел, сука. Я так понимаю, он и не думал ничего для меня делать.
— Ты что, антисемит?
— Почему это антисемит? Я просто обозлился тогда, как черт. Да и полтинника было жалко.
— И ты заплатил вперед? Не очень на тебя похоже.
— Заплатил. Думал — не сделает — вернет. Да и, что мне полтинник…
— Да, полтинник — есть полтинник. Ну и чего?
— Чего, чего. Ничего! Выматерился я от души, по-грузил своё имущество, и еду домой. А по дороге ду-маю, надо же что-то делать! Помнишь, на Савёловском рынке, сидели ребята и чинили жесткие диски? Вынул я оба диска и поехал туда.
— Ты что, и свой ноутбук развинтил?
— А чего, он разбирается, только диск у него то-ненький и со специальным переходником…
— Ладно, и как там?
— Где, «там»?
— Ну, на Савёле?
— Я и говорю, вынул диски и отвез только их, без всего остального. Нашел этих ребят довольно легко. Помогите, говорю, в долгу не останусь. Только восста-новите мои файлы и, главное, сделайте так, чтобы они больше не исчезали.
— И что?
— Ничего, пожали плечами, обещали помочь.
— Не помогли?
— Не помогли. Я пришел, как договаривались, через два дня, а мне там какой-то парень говорит, что тот му-жик — Виталий, который взялся во всем разобраться, погиб в автокатастрофе.
— Как?
— Чего, как именно погиб? На него налетел встреч-ный «Фольксваген», когда он с какой-то бабой ехал к себе на дачу.
— Со своей бабой?
— Не знаю, какая разница? Главное он разбил маши-ну и разбился сам. Насмерть.
— Он что, выехал на встречную полосу?
— «Фолькс» на него выскочил. Там не было раздели-теля, а водила «Фолькса» был в жопу пьян.
— И оба погибли?
— Мой погиб на месте, его жигуленок всмятку: ка-пота почти не стало. «От полученных травм несовмес-тимых с жизнью водитель скончался на месте». Чтобы его достать — металл разрезали. Ну, а «Фольксу» — почти ничего, синяками отделался. Там сзади на них еще кто-то налетел, свалка была. Об этом даже в «Дорожном патруле» передавали…
— А что с бабой?
— С какой бабой?
— Ну, этого, кто диски хотел чинить.
— Шишка на лбу, истерика и всё. Её «скорая» увез-ла. А у того, в «Фольксе», тоже одна баба была. Прости-тутка. Совсем в отрубе. Пьяная или наколотая — не знаю, так ей вообще ничего.
— А зачем нужна проститутка «в отрубе»?
— Я почём знаю? Наверное кому-то такие нравятся. А может, они уже всё закончили?
— А водитель «Фолькса»?
— Морду разбил, весь в крови, но жив. Даже от гос-питализации отказался. А вот Виталий — погиб...
— Диски он на работе оставил?
— Оставил. Я потом их передал другому парню, из той же шараги.
— И что парень?
— Ничего, сначала взял. А потом и он отъехал.
— Куда отъехал?
— Не куда, а как. Вывалился с балкона. Двенадцатый этаж.
— И что, опять — «от полученных травм несовмес-тимых с жизнью»?
— Именно. Он весь вечер квасил со своим дружком, а потом совершенно голый вышел на балкон, покурить. Вот и покурил…
— Они там были вдвоём? Он что, голубой?
— Похож. В ухе серьга, весь вертлявый какой-то, я еще тогда подумал…
— И что потом?
— Чего потом, ничего потом. Вот сижу с тобой и пью. Денег они не взяли, честные, мать их… Диски у меня, поставил на место... Странные совпадения.
— Какие совпадения? Ты чего такой тухлый? Один мужик давно хотел свалить в Израиль. Готовился. Ша-пиро себе нашел. Они, понимаешь, на дороге не валяют-ся. А ты ничего не знал, и в последний момент обратил-ся именно к нему. Второй попал в аварию. Заметь — случайно! Ну а третий — упился вусмерть и ковырнулся с балкона. Наверное — проблеваться хотел, и не рассчи-тал своих сил. Не повезло тебе, ну, совпало так. Три раза подряд не смогли починить. Случайность.
— Вот, у тебя, случайно, нет на примете знакомого умника или умельца какого, чтоб не уезжал никуда, с бабами не раскатывал, не так чтобы очень сильно пил и гомиком не был?
— Не знаю, вроде нет. Хотя, постой, один такой есть. Как раз подходит. Правда у него противный характер, он часто бывает груб и может вообще без всяких причин отказаться вести с тобой всякие дела, но зато пунктуален и обязателен. Баба у него, правда имеется — жена.
— Это не то.
— Почему — «не то»? Он вполне компетентен, по-могал мне несколько раз.
— Да нет, я про бабу. Жена это не баба, а жена.
— Завернул. Тебе дать его телефон? Только знаешь, он меньше чем за сотню зеленых даже разговаривать с тобой не станет.
— Ладно, только бы сделал, а то я никак уже не мо-гу. Все набивать заново — такой геморрой! Да и нет у меня всего в бумажном виде. Не держал… Слушай, по старой памяти, может позвонишь ему сам, а? Ты же его, похоже, хорошо знаешь, а я не… немного не в форме. Пусть сделает, а я всё оплачу.
— Тебе срочно? Ясно. Давай твою трубку.
— Ну ты… Ладно, на.
Лёха быстро, по памяти, набрал чей-то номер, и дол-го слушал протяжные гудки.
— Нет, он наверно, еще на работе.
— Что, трудоголик? Уже почти девять.
— Он приходит не раньше двух и сидит потом до упора. Посмотрю в книжке… Сейчас, у меня тут где-то был его… а, вот! — набрав другой телефон, Лёха под-мигнул совсем раскисшему приятелю — Точно!
Тут произошел любопытный диалог. Любопытный собственно, для некоего внешнего слушателя, если б та-ковой вдруг нашелся.
— Сань, привет! Это Леша Зайцев… Да ничего, живу помаленьку, а у тебя?.. Ты все с компьютерами возишь-ся?.. И как, успешно?.. Да, надо же. Слушай тут такое дело. У одного очень хорошего человека диски испорти-лись. Информация пропала. Важная. Восстановить мож-но?.. Очень серьезно… Я понимаю, что не даром… Да, я так и сказал… Спасибо. Ну, я еще позвоню, пока.
Лёха оборвал связь, после чего стер последние два номера с памяти «Моторолы», и вернул трубку Сереге.
— Все, порядок. За сто пятьдесят согласился.
— Ты же говорил — за сто?
— Понимаешь, он завален работой, и сначала вообще браться не хотел, но за сто пятьдесят сделает, никуда не денется.
— А если не сделает?
— Тогда всего пятьдесят.
— Ох..л? Он, что, может, вообще ничего делать не будет, а я ему пятьдесят баксов за здорово живешь? Да я этого м… даже не знаю!
— Во-первых, если он сказал, что сделает всё воз-можное, то так оно и будет. Я за него отвечаю, он — не Васька Барышев. И потом, работа профессионала стоит денег, а халяву ты уже пробовал. Во-вторых, сам же ска-зал, что лишний полтинник для тебя — не деньги.
— У, б…, х… с вами. Мне уже все равно. Когда тебе диски передать?
Подошла официантка, уверенным глазом профессио-нала определившая, что приятели все съели, а главное, все выпили и больше ничего не закажут.
— Хоть сейчас, заедем к тебе, и передашь. Только не диски, а компьютеры целиком. Не спорь, хочешь — рас-писку оставлю. Но иначе ничего не получится. Доставай деньги, видишь — девушка ждет.
— Я не могу. Выпил.
— Ну и что? Выпил он! Давай сюда, я сам… На моей тачке поедем. Я в норме.
— А моя, как же?
— Присмотрят, договорюсь. А сейчас поехали, а то у меня времени мало…
Номер опять сменился, сначала сцена опустела, а за-тем место певицы заняли две задастые танцовщицы, на-чавшие под звуки модного шлягера исполнять «экзоти-ческий танец», или, проще говоря, стриптиз. Изюминкой этого, не слишком оригинального в современной Москве номера, была синхронность исполнения и полное соот-ветствие движений звучащей фонограмме. Серега пре-кратил собираться и словно окаменел, уставившись на девушек. Те гармонично, но неспешно и постепенно из-бавлялись от деталей своего весьма небогатого туалета.
— Э, ты чего, уходим же, — Лёха недовольно тряс за плечо своего приятеля, — говорю, времени мало!
— Погоди, еще минутку… — прохрипел Серега.
— Ты что, голых баб не видел?
К этому моменту на исполнительницах остались бу-сы и блестящие трусики системы «танго».
— Видел. Давно. Уже и забыл когда…
— Ну, ты мужик! Ты же вроде женат, и жена у тебя, говорят молодая, красивая. Да и в клубах ты что, не бы-ваешь, что ли?
На стриптизершах уже остались одни только бусы.
— Причем тут моя жена? Клубы… какие еще клубы?
Номер уже закончился, и приятели с некоторым тру-дом начали пробираться по клубному пространству в сторону выхода. В этот момент одна из торчавших за стойкой девиц оказалась справа от Сереги. Прижав его округлым бедром, она устало спросила:
— Мальчики не желают красиво отдохнуть?
— Отдохнули уже, причем вполне красиво, — бурк-нул Лёха, оттаскивая в другую сторону своего отяже-левшего приятеля. — Как-нибудь в следующий раз.
— А я все могу, не только классику! По полной про-грамме!
Девушка была крутобедрой, полногрудой, ярко на-крашенной псевдоблондинкой. Ее речь отличалась мяг-ким южнорусским акцентом. На первый взгляд ей мож-но было дать около двадцати лет. Работала она под Мэ-рилин Монро, но впрочем, без особого успеха. Возмож-но, ей не помешало бы сбросить килограммов пять. От нее сильно пахло смесью водки и поддельных француз-ских духов.
— Время. Мы сейчас торопимся.
— Я могу подружку позвать.
— Потом, потом детка. Все потом, и подружка, и твоя программа, а сегодня нам некогда.
— Некогда им! Детка! Пидеры чертовы!
Серега начал поворачиваться, с явным желанием произвести какие-то физические воздействия на девуш-ку. Но практически трезвый Лёха перехватил его и по-волок мимо подоспевших уже охранников...