мой ЖЖ          связаться - ПИСАТЕЛЬ В ЖАНРЕ ФАНТАСТИЧЕСКОГО ДЕТЕКТИВА -
АЛЕКСАНДР ЛОНС

Теория заговора, или как написать роман

Читатель очень любит теорию заговора. Термин стал необыкновенно популярен после выхода одноименного кино с Мелом Гибсоном в главной роли. Каждый год выходит множество книг и фильмов, скроенных по таким шаблонам. Причем я не могу в чем-то упрекать авторов — они делают то, что кушает потребитель. Задача же самих авторов — чтобы было вкусно.

Вкратце, если взять общую схему любой такой истории, то там примерно так.

Сначала где-то происходит некое преступление. На первый взгляд — ничего необычного: кого-нибудь убили. Или произошел несчастный случай, или естественная смерть. Как потом выясняется — замаскированное убийство. Иногда такое преступление выносится за рамки основного повествования, а до читателя или зрителя доходит только в разговорах и воспоминаниях персонажей. В силу тех или иных обстоятельств дело начинает расследовать необыкновенно проницательный Главный Герой. Герой  — молодой симпатичный мужчина лет тридцати, сразу же вызывает дружеское участие и доверие зрителя (читателя). Он совсем не обязательно профессиональный детектив (хотя — вовсе даже не исключено!), это может быть кто угодно: полицейский, разведчик, контрразведчик, частный детектив, простой обыватель. Довольно часто — писатель или журналист. В какой-то момент выясняется, что наиболее важные события в мире непосредственно связаны с деятельностью «тайного» правительства или, как минимум, очень мощной организации, с разветвленной сетью агентов. От расследования зависит многое, и чересчур важные вещи поставлены на карту. Постепенно напряжение нарастает, вот уже возникает прямая угроза жизни Главного Героя и, наконец, угроза существования государства или даже самой Цивилизации. Все зависит от проницательности, быстроты и ловкости Главного Героя, который постепенно начинает проявлять способности чуть ли не супермена.

По ходу действия Главный Герой знакомится с очаровательной девушкой (молодой женщиной) с которой у него рано или поздно возникают близкие интимные отношения. Еще у Главного Героя обычно есть друг — чудаковатый, но симпатичный неумеха и неудачник, очкарик и интеллектуал. Он погибает ближе к концу сюжета, вызывая ответную скорбь Главного Героя, приобретенной по ходу дела подруги и, соответственно, самого читателя (зрителя). Но этот персонаж для сюжета необязателен, и в некоторых версиях может отсутствовать напрочь.

Ближе к финалу Главный Герой сталкивается с исполнителями заговора лицом к лицу, и, казалось бы, ничто его уже не может спасти от неминуемой гибели, но в самый последний момент, когда смерть уже смотрит в глаза Главного Героя, ему приходят на выручку.

И вот, в конце истории Главный Герой — избитый (часто — легкораненый), утомившийся, но все еще живой — побеждает. Теперь зло повержено, угроза гибели государства или цивилизации предотвращена, а очаровательная девушка (молодая женщина) обретает счастье в объятиях уставшего, но не потерявшего потенцию Главного Героя.

Собственно, я вот о чем. Если по такой (или почти по такой) схеме, выходит некий интеллектуальный продукт, хорошо и добротно сработанный, то он обречен на успех. Ну, конечно дрянь и халтуру можно сделать всегда. Все зависит от мастерства команды ремесленников, изготовивших сам продукт. И мы не будем тут трогать кино — это всегда результат труда очень большого коллектива. Рассмотрим роман. Начиная с Александра Дюма романы стало  принято писать совместно с кем-то. И вовсе неважно, что на обложке стоит только одно имя — часто работал коллектив, хоть бы из двух человек. А в наши дни, когда время одиночек давно в прошлом, «вкусные» романы обычно пишет бригада авторов. Обязанности распределены так — кто-то работает «фейсом» — обычно это красивая женщина, импозантный мужчина или бледный отрок — короче персонаж, которого показывают по телевизору, печатают фотографию на задней (иногда и на передней!) стороне обложки и смотрят на пресс-конференциях. Второй человек в команде — это «райтер». Второй это по порядку, но не по значимости. Иногда он совпадает с «фейсом», в таком случае, можно уже говорить, что свои литературные произведения он «пишет сам». Райтер задает сюжет, делает общий план по главам, указывая, где усилить экшен, где — отпустить, а где наоборот — подпустить лирики.  Он же, райтер, дает задания своим помощникам — что написать, куда и сколько. Далее идут сами помощники райтера, иногда их еще неполиткорректно именуют «литературными неграми» и бывает их разное количество. Все делается по схеме. Например — такая схема. Один пишет, простой, как стенограмма, диалог. Второй — вставляет ремарки в прямые речи. Третий — делает отступления между прямыми речами. В результате посмотрим, как развирается текст. Сделаем это на примере некоего фрагмента, произвольно вырванного из тела несуществующего романа:

Установка Райтера:

1. Борис — сотрудник Службы Безопасности, разыскивает серийного маньяка названого «Летающим Убийцей». Владеет компьютерными технологиями, техникой электронной слежки и профессиональной интуицией. 27 лет.

2. Альбина — его постоянная любовница, студентка филологического факультета. 19 лет. Постоянно живет в квартире у Бориса и спит с ним в одной постели. Они вместе уже более года.

Первый помощник:

<А> — Я устала, и у меня болит голова. Давай не сегодня.
<Б>  — Опять голова? Может, выпьешь таблеточку?
<А> — Нет, не надо таблеток. Я лучше посплю.
<Б>  — Хорошо, а я тогда посижу за компьютером.

Второй помощник:

— Я устала и у меня болит голова, — сказала Альбина несчастным голосом, схватившись правой рукой за лоб. — Давай не сегодня… — Хотя Альбина и не могла видеть этого жеста, Борис молча кивнул.
— Опять голова? — Недовольно переспросил Борис, не отрывая своего взгляда от монитора. — Может, выпьешь таблеточку?
— Нет, не надо таблеток, — отказалась Альбина, излишне поспешным тоном. — Я лучше посплю.
— Хорошо, — сразу же согласился Борис, — а я тогда посижу за компьютером. Ладно?

Третий помощник:

Борис сидел уже больше двух часов перед компьютером, раздраженно щелкая мышью по баннерам и ссылкам сайтов. День выдался тяжелый, и начальство недвусмысленно давало понять, то с отпуском опять придется повременить, пока не будет пойман «Летающий Убийца». А у Бориса — никаких зацепок. Разве что этот телефонный номер и обрывок фотографии. Сзади подошла подруга и несколько минут молча следила за действиями своего парня.
— Я устала и у меня болит голова, — сказала Альбина несчастным голосом, схватившись правой рукой за лоб. — Давай не сегодня… — Хотя Альбина и не могла видеть этого жеста, Борис молча кивнул.
Сказав эту древнюю, как само человечество фразу, Альбина почти не лукавила. Естественно, голова у нее не болела, но сама мысль о сексе с Борисом сейчас вызывала отвращение. Вот уже около месяца как у нее был другой любовник — молодой бизнесмен с прекрасными мужскими качествами. Серго! От одной только мысли о нем у Альбины пробегали мурашки по коже. Только с ним Альбина смогла узнать, что такое многократный оргазм, который раньше ей казался просто-напросто сказкой для взрослых. А Борис? С его коротким членом, вечным пыхтением, пятиминутной прокачкой и быстрым, как  метеор, финалом раз в три дня? Разве такое вообще можно сравнивать? Кроме раздражения, у Альбины не оставалось уже ничего. Однако как об этом сказать Борису? Ведь именно он давал ей, приехавшей из провинции девочке, постоянную жилплощадь и чувство защиты.
— Опять голова? — Недовольно переспросил Борис, не отрывая своего взгляда от монитора. — Может, выпьешь таблеточку?
Это был уже третий случай за последний месяц, когда Альбина отказывала ему в близости. Что-то не так. Может, у нее кто-то появился, думал Борис. Или она, правда, чем-то больна? Нет, не похоже. А эти ее постоянные отлучки, вечные отговорки ставшие уже системой? Все-таки придется поставить ей «жучков»  на одежду, и проследить пути по городу в течение рабочей недели.
— Нет, не надо таблеток, — отказалась Альбина, излишне поспешным тоном. — Я лучше посплю.
Вот и славно, подумала девушка. Главное, чтобы без разборок и занудства — она этого всего терпеть не могла. Может Борис — латентный гей? Вот подруга рассказывала, что у геев у них постоянно так — кончают всегда быстро и мимолетно. Надо будет у Серго спросить, он все знает про секс, как профессор.
— Хорошо, — сразу же согласился Борис, — а я тогда посижу за компьютером. Ладно?

Вот на этом примере, который я придумал, пока ваял этот текст, мы и видим, как работает бригада «помощников» во время создания романа. Потом «райтер» смотрит готовый материал, вносит коррективы и отсылает в издательство. Роман готов, дело за корректором.

Я далек от мысли, что так пишут все авторы и таким образом создаются все книги. Но такая схема существует и успешно работает. Как и теория заговора.