мой ЖЖ          связаться - ПИСАТЕЛЬ В ЖАНРЕ ФАНТАСТИЧЕСКОГО ДЕТЕКТИВА -
АЛЕКСАНДР ЛОНС

Закат

типа лирика

Они смотрели закат.
Они всегда очень страдали от одиночества, которое в результате и сблизило их. Каждый в своем огромном городе был одинок по-своему, но каждый был привязан к своему городу и не мог, да и не хотел изменить ситуацию – у каждого там имелись работа, привычки и жилплощадь. Сейчас они оба стояли на набережной и смотрели на закат. На поздний питерский закат, какие часто случаются ближе к Северу России в конце мая. Световой день удлинился уже настолько, что вечерняя заря сблизилась с зарей утренней, и белые ночи были уже не за горами. Половину неба над заливом занимали оранжевые перистые огненные облака, похожие на застывшие сполохи пламени. “Ветрено будет”, подумала она.
— Красиво-то как… Такой закат! А когда твой поезд? – она спросила просто и как будто спокойно. Но ее голос предательски дрогнул.
— В полтретьего.
— Метро закроют. Пойдем пешком?
— Да, но не сейчас, – бодро ответил он, – время еще есть.
— Еще есть. – Эхом отозвалась она. – Ты приедешь к нам на белые ночи?
С середины июня, в ее городе начинался месяц "Белых Ночей". Закат почти сливается с восходом. В течение месяца улицы города не нуждаются в дополнительном освещении, и в эту пору с набережных можно наблюдать потрясающее зрелище – над Невой разводят мосты для прохода судов в Финский залив.
— Да, – лгал он, – приеду. Ты будешь меня встречать?
— Буду, – лгала она, – я приду на вокзал, и мы пойдем на набережную. Осталось не так долго, всего три недели. Ведь правда?
— Правда. Три недели…
Он знал, что она лжет, а она знала, что лжет он, и что он тоже об этом знает. Но их обоих устраивало такое положение – будущее их мало беспокоило.
— Три недели, – повторил он, – пройдут незаметно.
Оставшееся до поезда время пролетело быстро. Закат погас. Они спокойно успели пройтись по ночному Невскому – Дворцовый мост еще не развели – и пришли на Московский вокзал. Они обнялись в последний раз. Потом он сел в свой поезд и насовсем уехал к себе домой.
А через три недели она неожиданно для себя поняла, что одиночество для нее навсегда закончилось. Она не одна, и уже двадцать один день, как в ней зародилась маленькая жизнь...

Но это было совсем не то, что вы все подумали.